КОЛОГРИВ-2015

В апреле 2015 года по приглашению Андриана Колотилина и директора заповедника «Кологривский лес» Чернявина Павла Викторовича, довелось принять участие в мероприятиях по фотографированию пролетных стай белолобых гусей в пойме реки Унжи на территории заказника «Кологривская пойма».  Государственный природный заказник «Кологривская пойма» расположен в Кологривском районе Костромской области на правобережной пойме р.Унжа напротив г. Кологрива. Охранный статус в пойме действует всего оди месяц в году, в остальное время- это территория пастбищ местных хозяйств. Гуси (в основном это белолобый гусь) останавливаются на отдых и кормежку после длительного перелета из Голландии через всю Европу и улетают дальше на гнездование в районы северной тундры. Предполагалось с 1 по 12 мая участие группы природных фотографов в съемке диких гусей и участие в мероприятиях Дня гуся в городе Кологрив.

В проекте приняли участие, наряду с Андрианом Колотилиным фотографы- Михаил Тимофеев, Андрей Паршаков, Алексей Волков, Юрий Соколков и автор -Владимир Аникеев, а также журналист Игнат Соловей. Наряду с фотографами в этот период в пойме работала группа московских орнитологов, проводивших мероприятия по кольцеванию гусей, во главе с директором центра кольцевания птиц К.Е. Литвным.

Первая  группа фотографов  начинала работу с 1 мая и они имели возможность   принять участие в городском празднике День гуся 3 мая, они выступили перед жителями города и рассказали о разных сторонах природной фотографии.  Мы с Юрой Соколковым приехали   6 мая и застали Алексея Волкова (в сети- Амазон), готовившегося к отъезду. Познакомившись со всей группой и проводив Лешу отправились осмотреть места будущих съёмок и поснимать гусей на вечернем пролете. Оснащена наша группа  фотографов была техникой всех лидирующих фирм- производителей зеркальной техники- Сanon, Nikon и Sony, с телеобъективами от 300 до 600 мм.

У меня, как всегда на длительных выездах, с собой были две камеры- Никон D300  и полнокадровая D800 с   объективами- Никон 80-200/2,8, использовавшийся для съемки общих планов и Никон 300/2,8 с трансфокаторами- 1,4-х и 2- кратными, что позволяло увеличить фокусное расстояние до 600 мм. Наряду с этой техникой Андриан предложил мне тестовый Никон 600/4, а позже, 8 мая я взял у него и Nikon D7200, лидер техники Никон с кропнутой матрицей, также предоставленный ему для тестирования фирмой Никон в связке с 600-кой.

Таким образом я имел возможность варьировать фокусное растояние от 300 мм до 1200 мм. Попробовав 600-ку при съемке гусей влет уже не захотел с ней расставаться и использовал и в засидках и на выезде.

Учитывая, что основная часть успеха при съемке из засидки определяется местом ее установки и качеством маскировки, необходимо было потратить определенное время на осмотр мест съемки и концентрации птицы. До нашего приезда, в начале съемки все скрадки ставились по периметру поймы- или в узкой полоске кустов вдоль дороги или напротив реки у лесополосы. В это время травы еще было очень мало и можно было привлечь гусей к скрадкам подкормкой –зерном пшеницы. Позднее, когда вся пойма покрылась свежей травой, гуси кормились по всей пойме, выбирая места с более сочной травой на свой вкус и приближаться к деревьям и дороге  остерегались.

В то же время основная часть кадров в таких случаях- это пасущиеся гуси, кроме того на ряде ракурсов в кадр на ЗП попадали пастбищные столбы, разгораживающие пойму. Но в начале мая у таких вариантов были свои плюсы- гуси не тревожатся при установке засидки и можно садится и покидать скрадок почти в любое время. Сидя засидке в лесополосе под вышкой Амазон, в отсутствие гусей, однако не сидел без дела и  снимал красивые виды леса и речки на рассвете и в тумане.

Кроме мест концентрации гусей, при установке скрадков необходимо учесть множество других факторов- направление утреннего и вечернего света, возможные сюжеты съемки, а также пути прохода (проплыва) птицы мимо скрадка к воде или на поля на кормежку и обратно к воде. Также необходимо учитывать ракурсы возможных сюжетов- плохо когда мимо тебя пролетает и садится масса гусей, но все к тебе спиной. В этом случае большинство кадров пойдет в корзину. Отдельно надо сказать о необходимости тщательной расчистки секторов съемки между фотографом и местом птицы от высокой старой сухой травы и сорняков, так 7 и 9 мая много оставленной травы и утреннее марево загубило множество хороших кадров и сюжетов.

Не зная как гуси поплывут в залив, было оставлено много травы на косе, вдоль рукава, соединяющего залив с рекой, что не позволило снять сцены проплыва гусей и интересные сюжеты при выходе их на берег. А куст, выявившийся после схода воды, загораживал группы гусей, собиравшихся у  оставшейся небольшой, но очень привлекательной для птиц лужицы. К сожалению многих этих местных (и общих) законов мы не знали еще 6 мая когда готовились к первой съемке.

После осмотра поймы мне приглянулось место метрах в ста от дороги, около подтопленной низинки, образовавшей своеобразный заливчик, соединенный с большой водой узким проливом.  Учитывая, что тревожить гусей запрещено, решение поставить скрадок в глубине поймы было согласовано с орнитологами и руководством заповедника с условием выходить на поле только поздно вечером.  Решено было, что я сажусь в свою засидку,  Андриан- в лежачую, у края склона недалеко от моста, а Михаил в своей засидке- тоже у дороги, в кустах. Юра отказался от одноместной палатки, которую я намеревался использовать как лежачую засидку (точнее-залежку) и решил, надев костюм «Леший», побродить и  поснимать с другой стороны дороги, где пойма не охраняется. Определившись с местами установки скрадков, поехали резать  сухую траву и ветки для их маскировки.

И вот все готово – скрадок замаскирован трава срезана достаточно (по нашему мнению) и с волнением, прилетят ли гуси к его точке, ждем раннего утра.

Собираясь в первый день съемки 7 мая  в засидку и помня селфи замороженного Амазона прихватил с собой теплую одежду но взял только термос с чаем  и пару бутербродов с сыром. Подошел к скрадку около половины четвертого и в рассветном тумане увидел летающую болотную сову. Пока не прилетел наш основной объект- гуси у скрадка снимал куликов, посетивших залив- чибиса, фифи, кулика-сороку, большого улита (не такой уж он и большой), большого кроншнепа (этот точно -большой). И тут обнаружилась серьезная проблема –из-за какого-марева на поле и сухой травы все кадры получались нерезкими. Не понимая в чем дело, менял объективы, камеры, снимал и снова ставил трансфокаторы, отключал стабилизатор, ничего не помогало. Странная картина- камера отлично фокусируется, на экране виден резкий кадр, но увеличив кадр, видишь «вазелиновый» эффект- в кадре нет ни одной резкой детали. Однако после 9 часов утра съемка понемногу наладилась, эффект марева проходил, но уходили и утренние благоприятные для съемки условия, тени становились короче, свет жестче.

Позже начался пролет гусей- все они летели мимо меня и садились на воду большими группами где-то в районе моста и я решил что у  Андриана со съемкой будет все в порядке, а сам смирился и прилег отдохнуть, временами поглядывая в «бойницы». И так  чуть не прозевал приход гусей- они чуть не зашли в скрадок. Пока я отдыхал гуси приплыли, поднялись  сзади засидки и вышли кормиться на берег, охватывая меня с двух сторон, а другая часть понемногу, косясь на засидку начала просачиваться мимо в залив. Так началась съемка, продолжавшаяся весь день, пока,  после отлета большей части гусей, получив «добро» от орнитологов, Андриан «вызволил» меня из засидки раньше, подойдя со стороны и подняв сидевших рядом гусей. Только тогда я смог покинуть пост и выяснилось, что по большому счету съемка в этот день была только у меня. Скачав материал и посмотрев результаты  наших съемок, Андриан решил перенести все засидки на дальнее поле, за вышку, однако потом мы уговорили его оставить одну лежачий скрадок (решили, что туда сядет Юра) на месте у залива.

Однако пока снимали- переставляли засидки и заготавливали траву на дальнее поле уже в сумерках. В семерках уже на дороге наблюдали сказочную картину- через дорогу на бреющем полете из-за деревьев пролетали косяки гусей в десятки птиц. Они шли и клиньями и цепью, в зависимости от количества птиц и «накатывали» одна стая за другой- птица шла с полей на места ночевки. Все это происходило в течение наверное минут пятнадцати – зрелище было колдовское, но надо было идти на поле.  Михаил, видимо, расстроившись, что не успевает подготовить место (он готовил сектора очень тщательно), а возможно, разочаровавшись в этом месте, не стал ставить там свой скрадок и уехал в другое место. Как показали события двух следующих дней съемки, он частично оказался прав, хотя 8 мая гусей все равно практически не снял.

В общем, съемка 8 мая не принесла мне практически ничего, кроме опыта и тестирования камеры D 7200- я был доволен ее острым фокусом и тихим затвором. Съемку в этот день все закончили рано так как Михаил уезжал и ему надо было забирать свою лежачую засидку, однако Юра был доволен результатами съемки. Выйдя из скрадка достаточно рано, с Андрианом провели тестирование камер и объективов для проверки наличия марева и отсутствия связи с каким-то конкретным объективом или камерой. Было и радостное сообщение- Андрей, сходив по совету местных старушек в церковь, все же нашел ключи от машины.

Палатка из машины была извлечена и несмотря на отъезд Михаила с двумя скрадками у нас было достаточно возможностей для съемок. Только начали заготовку травы для маскировки, как проезжавший орнитолог Петр радостно крикнул, что они наконец-то поймали гусей.  Бросив сбор травы, мы поехали на съемку кольцевания гусей,  которую еще никто из нас не наблюдал.  Орнитологам предстояло окольцевать 31 гуся и установить 2 передатчика, а для начала надо было высвободить испуганных птиц из сетей. Затем надо заново натянуть механизм сетей, рассыпать приманку - зерно пшеницы и замаскировать сами сети.

 Пока Андриан и Юра активно были заняты съемкой, я сделал перерыв и привез орнитологам два мешка зерна. Однако работа с птицей требует аккуратности, процесс шел медленно и наши съемки затянулись до темноты. Уже на закате всех гусей выпустили на свободу и они радостно улетели к ближайшей воде.

На 9 мая в городе намечались широкие празднования Дня Победы и Юра с Андреем решили остаться для съемки праздника в городе. Андриан решил не снимать мою засидку и попробовать в ней удачу на дальнем поле, рассчитывая, что птицы к ней уже привыкли. Я решил сесть на старое место к заливу в засидке Андриана, освобожденной из авто Андрея. Приняв в расчет быстрый уход воды и с учетом съёмки в прошлые дни, засидку передвинул метров на десять ближе к протоке, чтобы открылся для съёмки  гусей на воде.

Поздно вечером мы смогли установить палатку Андриана и с помощью «Лешего» наскоро его замаскировали по возможности прочистив сектора от травы, однако быстро уходившая вода открывала новые ряды травы и мелких кустов.

И опять заливчик лидировал - съемка 9 мая была наиболее удачной и долгой, только во время затишья меня одолевали мелкие черные муравьи, которые хотя и не кусались но лазали везде, в том числе и в термос с чаем. Правда синий рукав для объектива, врезанный в стенку палатки мне кажется, очень настораживал птиц. Как потом оказалось его можно было убрать внутрь палатки и он был бы менее заметен, но ставили скрадок мы без хозяина и подсказать было некому, а темнота не оставляла места для экспериментов. Однако результаты съемок были все же впечатляющие и кроме большого количества удачных кадров гусей, в том числе на воде и крупномасштабных, порадовали кулики, особенно фифи и кроншнепы в том числе большие кроншнепы- кадрами спаривания. В этот момент негативно сказалась малая емкость буфера у камеры D7200- после первых кадров паузы между кадрами казались бесконечными.

Очень хотелось дождаться заката и снять гусей в лучах заходящего солнца, но ближе к вечеру птицы стайками начали улетать на ночлег. На поле оставались не более сотни гусей рассредоточенных по полю и о закатной съемке в этот день (как оказалось и этот год) пришлось забыть.

Выйдя из скрадка после 15 часов съемки понял, что выжат полностью -ноги затекли и не гнулись, шея и плечи за часы сидения и лежания и от постоянного ныряния то к окуляру, то налево и направо в смотровые окошки затекли, сильно болели и просили отдыха. Приехав на базу просмотрели с Андрианом отснятые кадры и он, учитывая достаточное количество материала  для закрытия темы решил объявить 10 мая днем отдыха.

Однако назавтра, выспавшись и немного отдохнув, по наводке орнитологов и от зуда съемки поехали снимать куликов. По моему представлению это должна быть какая-то отмель на речном берегу, но путь привел в заброшенную деревню, где подняли только пару дупелей и чибисов. На полях рядом видели больших кроншнепов и веретенников. В общем промотались практически без пользы, только Юра снял веретенников и их гнездо, а также поднял и снял зайца-беляка.

Назавтра 11 мая должен был уезжать осчастливленный находкой ключей от машины Андрей Паршаков, у нас же был запланирован последний день съемок. Андриан решил ехать с нами 12-го, а 11 мая остался на базе обрабатывать результаты съемок, так как надо было слить результаты орнитологам и для заповедника подготовить материал. Времени у него было мало, ведь 15 мая он уже должен был лететь в Комсомольск на Амуре, где в течение полугода будет снимать природу Дальнего Востока.

Юра сначала хотел оставить палатку у бывшего залива, передвинув ее еще ближе к воде, но потом решил экспериментировать и поставил палатку внизу в лощине.

Проведя накануне съемку поймы и посмотрев пути миграции гусей решил, несмотря на критическое мнение Андриана, поставить засидку недалеко от моста, рядом с уходящей водой. Кроме гусей надеялся что будет возможность с этой точки снимать и куликов, ведь по вечерам мы там поднимали на крыло зуйков и мелких улитов. 

Выбрав место, замаскировали скрадок и приступили к расчистке секторов, столкнувшись кроме травы еще и с массой толстой стальной проволоки, торчащей из земли. Если траву можно срезать,   то проволоку пришлось гнуть и втыкать в землю. Сев в скрадок, обнаружил, что сижу почти в луже и несмотря на коврик сняв громоздкие сапоги сразу промок. Пришлось разуться, подложить сапоги под себя и потом, через одну из бойниц выложил всё на солнышко.

В этот последний день в пойме я отснял рекордное количество материала. Прилетев утром на воду, гуси шли на поле рядами и надо было только вначале соблюдать крайнюю осторожность и не торопиться снимать первые стайки. Если они всполошатся- гуси уходят и потом долго недоверчиво кружат вдалеке а то и в панике вставали на крыло и улетали на поля, после чего у Юры тоже начиналась съемка. Возвращаясь, гуси шли косяками, они прилетали, образуя «кашу» и садились чуть не на головы друг друга.

После нескольких таких отлетов и прилетов после полудня гуси устроили банный день- они купались, кормились, выясняли отношения, спаривались, с торжеством махали крыльями после окунания.При этом группами гусей была заполнена вся акватория и действа происходили постоянно в разных местах. Приходилось быстро выбирать наиболее интересный объект, менять оптику и отсняв сюжет тут же переключаться на другой.  Стайки гусей были везде и на поле между руслом и поймой и на воде и отдыхали на нескольких островах. Кроме белолобых, прилетели и гуменники, хотя их было всего трое (пара и одиночка), но и они быстро покинули компанию белолобых. Гусей- пискулек среди них не заметил, хотя их очень сложно отличить от белолобых. Кроме гусей  прилетали стайки турухтанов, пара больших веретенников ну и конечно чибисы и утки- пара широконосок и чирки.

Уже были заполнены две карты по     32 Гб, почти на нуле второй аккумулятор у 800-ки, а у гусей в самом разгаре был перелет ближе к ночлегу. Гуси группами поднимались с воды и поля и тут самое время было снимать их влет с проводкой, выставив с приоритет выдержки. и последние кадры с 800-ки.  Потом поближе подлетели веретенники и съемка продолжалась, но уже на Никон D 300.

Вот и все гуси ушли на ночлег и заканчивалась съемка в этом году в Кологриве.

Съемка удалась- усталые но довольные ребята возвращались домой!

Комментарии

Аватар пользователя Аникеев Владимир

КОЛОГРИВ-2015

 

В апреле 2015 года по приглашению Андриана Колотилина и директора заповедника «Кологривский лес» Чернявина Павла Викторовича, довелось принять участие в мероприятиях по фотографированию пролетных стай белолобых гусей в пойме реки Унжи на территории заказника «Кологривская пойма».  Государственный природный заказник «Кологривская пойма» расположен в Кологривском районе Костромской области на правобережной пойме р.Унжа напротив г. Кологрива. Охранный статус в пойме действует всего оди месяц в году, в остальное время- это территория пастбищ местных хозяйств. Гуси (в основном это белолобый гусь)                                 останавливаются на отдых и кормежку после длительного перелета из Голландии через всю Европу и улетают дальше на гнездование в районы северной тундры. Предполагалось с 1 по 12 мая участие группы природных фотографов в съемке диких гусей и участие в мероприятиях Дня гуся в городе Кологрив.

В проекте приняли участие, наряду с Андрианом Колотилиным фотографы- Михаил Тимофеев, Андрей Паршаков, Алексей Волков, Юрий Соколков и автор -Владимир Аникеев, а также журналист Игнат Соловей. Наряду с фотографами в этот период в пойме работала группа московских орнитологов, проводивших мероприятия по кольцеванию гусей, во главе с директором центра кольцевания птиц                 К.Е. Литвным.

Первая  группа фотографов  начинала работу с 1 мая и они имели возможность   принять участие в городском празднике День гуся 3 мая, они выступили перед жителями города и рассказали о разных сторонах природной фотографии.  Мы с Юрой Соколковым приехали   6 мая и застали Алексея Волкова (в сети- Амазон), готовившегося к отъезду. Познакомившись со всей группой и проводив Лешу отправились осмотреть места будущих съёмок и поснимать гусей на вечернем пролете. Оснащена наша группа  фотографов была техникой всех лидирующих фирм- производителей зеркальной техники- Сanon, Nikon и Sony, с телеобъективами от 300 до 600 мм.

У меня, как всегда на длительных выездах, с собой были две камеры- Никон D300  и полнокадровая D800 с   объективами- Никон 80-200/2,8, использовавшийся для съемки общих планов и Никон 300/2,8 с трансфокаторами- 1,4-х и 2- кратными, что позволяло увеличить фокусное расстояние до 600 мм. Наряду с этой техникой Андриан предложил мне тестовый Никон 600/4, а позже, 8 мая я взял у него и Nikon D7200, лидер техники Никон с кропнутой матрицей, также предоставленный ему для тестирования фирмой Никон в связке с 600-кой.

Таким образом я имел возможность варьировать фокусное растояние от 300 мм до 1200 мм. Попробовав 600-ку при съемке гусей влет уже не захотел с ней расставаться и использовал и в засидках и на выезде.

Камера Никон D 7200 использовалась мною только 8 и 9 мая и показала очень цепкий и быстрый автофокус, тихий, «вкусный» звук затвора, однако из недостатков отметил маленький буфер, не очень хорошее качество дисплея и раздражающе торчащую, как в детских игрушках «пимпочку» переключающую режимы съемки.

Ситуация с организацией съемок осложнилась тем, что накануне Дня Гуся один из скрадков был украден и хотя Андриан в своем выступлении попросил горожан вернуть палатку, результатов это не принесло. Второй скрадок лежал в машине Андрея, ключи от которой, он несмотря на привлечение помощников с металлоискателем, никак не мог найти. Таким образом, в распоряжении пятерых фотографов оказалось всего три засидки, две  из них Михаила и моя новая «необстрелянная» засидка, производства Валеры Курочкина.

Учитывая, что основная часть успеха при съемке из засидки определяется местом ее установки и качеством маскировки, необходимо было потратить определенное время на осмотр мест съемки и концентрации птицы. До нашего приезда, в начале съемки все скрадки ставились по периметру поймы- или в узкой полоске кустов вдоль дороги или напротив реки у лесополосы. В это время травы еще было очень мало и можно было привлечь гусей к скрадкам подкормкой –зерном пшеницы. Позднее, когда вся пойма покрылась свежей травой, гуси кормились по всей пойме, выбирая места с более сочной травой на свой вкус и приближаться к деревьям и дороге  остерегались.

В то же время основная часть кадров в таких случаях- это пасущиеся гуси, кроме того на ряде ракурсов в кадр на ЗП попадали пастбищные столбы, разгораживающие пойму. Но в начале мая у таких вариантов были свои плюсы- гуси не тревожатся при установке засидки и можно садится и покидать скрадок почти в любое время. Сидя засидке в лесополосе под вышкой Амазон, в отсутствие гусей, однако не сидел без дела и  снимал красивые виды леса и речки на рассвете и в тумане.

Кроме мест концентрации гусей, при установке скрадков необходимо учесть множество других факторов- направление утреннего и вечернего света, возможные сюжеты съемки, а также пути прохода (проплыва) птицы мимо скрадка к воде или на поля на кормежку и обратно к воде. Также необходимо учитывать ракурсы возможных сюжетов- плохо когда мимо тебя пролетает и садится масса гусей, но все к тебе спиной. В этом случае большинство кадров пойдет в корзину. Отдельно надо сказать о необходимости тщательной расчистки секторов съемки между фотографом и местом птицы от высокой старой сухой травы и сорняков, так 7 и 9 мая много оставленной травы и утреннее марево загубило множество хороших кадров и сюжетов.

 Не зная как гуси поплывут в залив, было оставлено много травы на косе, вдоль рукава, соединяющего залив с рекой, что не позволило снять сцены проплыва гусей и интересные сюжеты при выходе их на берег. А куст, выявившийся после схода воды, загораживал группы гусей, собиравшихся у  оставшейся небольшой, но очень привлекательной для птиц лужицы. К сожалению многих этих местных (и общих) законов мы не знали еще 6 мая когда готовились к первой съемке.

После осмотра поймы мне приглянулось место метрах в ста от дороги, около подтопленной низинки, образовавшей своеобразный заливчик, соединенный с большой водой узким проливом.  Учитывая, что тревожить гусей запрещено, решение поставить скрадок в глубине поймы было согласовано с орнитологами и руководством заповедника с условием выходить на поле только поздно вечером.  Решено было, что я сажусь в свою засидку,  Андриан- в лежачую, у края склона недалеко от моста, а Михаил в своей засидке- тоже у дороги, в кустах. Юра отказался от одноместной палатки, которую я намеревался использовать как лежачую засидку (точнее-залежку) и решил, надев костюм «Леший», побродить и  поснимать с другой стороны дороги, где пойма не охраняется. Определившись с местами установки скрадков, поехали резать  сухую траву и ветки для их маскировки.

И вот все готово – скрадок замаскирован трава срезана достаточно (по нашему мнению) и с волнением, прилетят ли гуси к его точке, ждем раннего утра.

Собираясь в первый день съемки 7 мая  в засидку и помня селфи замороженного Амазона прихватил с собой теплую одежду но взял только термос с чаем  и пару бутербродов с сыром. Подошел к скрадку около половины четвертого и в рассветном тумане увидел летающую болотную сову. Пока не прилетел наш основной объект- гуси у скрадка снимал куликов, посетивших залив- чибиса, фифи, кулика-сороку, большого улита (не такой уж он и большой), большого кроншнепа (этот точно -большой). И тут обнаружилась серьезная проблема –из-за какого-марева на поле и сухой травы все кадры получались нерезкими. Не понимая в чем дело, менял объективы, камеры, снимал и снова ставил трансфокаторы, отключал стабилизатор, ничего не помогало. Странная картина- камера отлично фокусируется, на экране виден резкий кадр, но увеличив кадр, видишь «вазелиновый» эффект- в кадре нет ни одной резкой детали. Однако после 9 часов утра съемка понемногу наладилась, эффект марева проходил, но уходили и утренние благоприятные для съемки условия, тени становились короче, свет жестче.

 

Позже начался пролет гусей- все они летели мимо меня и садились на воду большими группами где-то в районе моста и я решил что у  Андриана со съемкой будет все в порядке, а сам смирился и прилег отдохнуть, временами поглядывая в «бойницы». И так  чуть не прозевал приход гусей- они чуть не зашли в скрадок. Пока я отдыхал гуси приплыли, поднялись  сзади засидки и вышли кормиться на берег, охватывая меня с двух сторон, а другая часть понемногу, косясь на засидку начала просачиваться мимо в залив. Так началась съемка, продолжавшаяся весь день, пока,  после отлета большей части гусей, получив «добро» от орнитологов, Андриан «вызволил» меня из засидки раньше, подойдя со стороны и подняв сидевших рядом гусей. Только тогда я смог покинуть пост и выяснилось, что по большому счету съемка в этот день была только у меня. Скачав материал и посмотрев результаты  наших съемок, Андриан решил перенести все засидки на дальнее поле, за вышку, однако потом мы уговорили его оставить одну лежачий скрадок (решили, что туда сядет Юра) на месте у залива.

Однако пока снимали- переставляли засидки и заготавливали траву на дальнее поле уже в сумерках. В семерках уже на дороге наблюдали сказочную картину- через дорогу на бреющем полете из-за деревьев пролетали косяки гусей в десятки птиц. Они шли и клиньями и цепью, в зависимости от количества птиц и «накатывали» одна стая за другой- птица шла с полей на места ночевки. Все это происходило в течение наверное минут пятнадцати – зрелище было колдовское, но надо было идти на поле.  Михаил, видимо, расстроившись, что не успевает подготовить место (он готовил сектора очень тщательно), а возможно, разочаровавшись в этом месте, не стал ставить там свой скрадок и уехал в другое место. Как показали события двух следующих дней съемки, он частично оказался прав, хотя 8 мая гусей все равно практически не снял.

В общем, съемка 8 мая не принесла мне практически ничего, кроме опыта и тестирования камеры D 7200- я был доволен ее острым фокусом и тихим затвором. Съемку в этот день все закончили рано так как Михаил уезжал и ему надо было забирать свою лежачую засидку, однако Юра был доволен результатами съемки. Выйдя из скрадка достаточно рано, с Андрианом провели тестирование камер и объективов для проверки наличия марева и отсутствия связи с каким-то конкретным объективом или камерой. Было и радостное сообщение- Андрей, сходив по совету местных старушек в церковь, все же нашел ключи от машины.

Палатка из машины была извлечена и несмотря на отъезд Михаила с двумя скрадками у нас было достаточно возможностей для съемок. Только начали заготовку травы для маскировки, как проезжавший орнитолог Петр радостно крикнул, что они наконец-то поймали гусей.  Бросив сбор травы, мы поехали на съемку кольцевания гусей,  которую еще никто из нас не наблюдал.  Орнитологам предстояло окольцевать 31 гуся и установить 2 передатчика, а для начала надо было высвободить испуганных птиц из сетей. Затем надо заново натянуть механизм сетей, рассыпать приманку - зерно пшеницы и замаскировать сами сети.

 Пока Андриан и Юра активно были заняты съемкой, я сделал перерыв и привез орнитологам два мешка зерна. Однако работа с птицей требует аккуратности, процесс шел медленно и наши съемки затянулись до темноты. Уже на закате всех гусей выпустили на свободу и они радостно улетели к ближайшей воде.

На 9 мая в городе намечались широкие празднования Дня Победы и Юра с Андреем решили остаться для съемки праздника в городе. Андриан решил не снимать мою засидку и попробовать в ней удачу на дальнем поле, рассчитывая, что птицы к ней уже привыкли. Я решил сесть на старое место к заливу в засидке Андриана, освобожденной из авто Андрея. Приняв в расчет быстрый уход воды и с учетом съёмки в прошлые дни, засидку передвинул метров на десять ближе к протоке, чтобы открылся для съёмки  гусей на воде.

Поздно вечером мы смогли установить палатку Андриана и с помощью «Лешего» наскоро его замаскировали по возможности прочистив сектора от травы, однако быстро уходившая вода открывала новые ряды травы и мелких кустов.

И опять заливчик лидировал - съемка 9 мая была наиболее удачной и долгой, только во время затишья меня одолевали мелкие черные муравьи, которые хотя и не кусались но лазали везде, в том числе и в термос с чаем. Правда синий рукав для объектива, врезанный в стенку палатки мне кажется, очень настораживал птиц. Как потом оказалось его можно было убрать внутрь палатки и он был бы менее заметен, но ставили скрадок мы без хозяина и подсказать было некому, а темнота не оставляла места для экспериментов. Однако результаты съемок были все же впечатляющие и кроме большого количества удачных кадров гусей, в том числе на воде и крупномасштабных, порадовали кулики, особенно фифи и кроншнепы в том числе большие кроншнепы- кадрами спаривания. В этот момент негативно сказалась малая емкость буфера у камеры D7200- после первых кадров паузы между кадрами казались бесконечными.

Очень хотелось дождаться заката и снять гусей в лучах заходящего солнца, но ближе к вечеру птицы стайками начали улетать на ночлег. На поле оставались не более сотни гусей рассредоточенных по полю и о закатной съемке в этот день (как оказалось и этот год) пришлось забыть.

Выйдя из скрадка после 15 часов съемки понял, что выжат полностью -ноги затекли и не гнулись, шея и плечи за часы сидения и лежания и от постоянного ныряния то к окуляру, то налево и направо в смотровые окошки затекли, сильно болели и просили отдыха. Приехав на базу просмотрели с Андрианом отснятые кадры и он, учитывая достаточное количество материала  для закрытия темы решил объявить 10 мая днем отдыха.

Однако назавтра, выспавшись и немного отдохнув, по наводке орнитологов и от зуда съемки поехали снимать куликов. По моему представлению это должна быть какая-то отмель на речном берегу, но путь привел в заброшенную деревню, где подняли только пару дупелей и чибисов. На полях рядом видели больших кроншнепов и веретенников. В общем промотались практически без пользы, только Юра снял веретенников и их гнездо, а также поднял и снял зайца-беляка.

Назавтра 11 мая должен был уезжать осчастливленный находкой ключей от машины Андрей Паршаков, у нас же был запланирован последний день съемок. Андриан решил ехать с нами 12-го, а 11 мая остался на базе обрабатывать результаты съемок, так как надо было слить результаты орнитологам и для заповедника подготовить материал. Времени у него было мало, ведь 15 мая он уже должен был лететь в Комсомольск на Амуре, где в течение полугода будет снимать природу Дальнего Востока.

Юра сначала хотел оставить палатку у бывшего залива, передвинув ее еще ближе к воде, но потом решил экспериментировать и поставил палатку внизу в лощине.

Проведя накануне съемку поймы и посмотрев пути миграции гусей решил, несмотря на критическое мнение Андриана, поставить засидку недалеко от моста, рядом с уходящей водой. Кроме гусей надеялся что будет возможность с этой точки снимать и куликов, ведь по вечерам мы там поднимали на крыло зуйков и мелких улитов. 

Выбрав место, замаскировали скрадок и приступили к расчистке секторов, столкнувшись кроме травы еще и с массой толстой стальной проволоки, торчащей из земли. Если траву можно срезать,   то проволоку пришлось гнуть и втыкать в землю. Сев в скрадок, обнаружил, что сижу почти в луже и несмотря на коврик сняв громоздкие сапоги сразу промок. Пришлось разуться, подложить сапоги под себя и потом, через одну из бойниц выложил всё на солнышко.

В этот последний день в пойме я отснял рекордное количество материала. Прилетев утром на воду, гуси шли на поле рядами и надо было только вначале соблюдать крайнюю осторожность и не торопиться снимать первые стайки. Если они всполошатся- гуси уходят и потом долго недоверчиво кружат вдалеке а то и в панике вставали на крыло и улетали на поля, после чего у Юры тоже начиналась съемка. Возвращаясь, гуси шли косяками, они прилетали, образуя «кашу» и садились чуть не на головы друг друга.

            После нескольких таких отлетов и прилетов после полудня гуси устроили банный день- они купались, кормились, выясняли отношения, спаривались, с торжеством махали крыльями после окунания.При этом группами гусей была заполнена вся акватория и действа происходили постоянно в разных местах. Приходилось быстро выбирать наиболее интересный объект, менять оптику и отсняв сюжет тут же переключаться на другой.  Стайки гусей были везде и на поле между руслом и поймой и на воде и отдыхали на нескольких островах. Кроме белолобых, прилетели и гуменники, хотя их было всего трое (пара и одиночка), но и они быстро покинули компанию белолобых. Гусей- пискулек среди них не заметил, хотя их очень сложно отличить от белолобых. Кроме гусей  прилетали стайки турухтанов, пара больших веретенников ну и конечно чибисы и утки- пара широконосок и чирки.

Уже были заполнены две карты по     32 Гб, почти на нуле второй аккумулятор у 800-ки, а у гусей в самом разгаре был перелет ближе к ночлегу. Гуси группами поднимались с воды и поля и тут самое время было снимать их влет с проводкой, выставив с приоритет выдержки. и последние кадры с 800-ки.  Потом поближе подлетели веретенники и съемка продолжалась, но уже на Никон D 300.

Вот и все гуси ушли на ночлег и заканчивалась съемка в этом году в Кологриве.

 

Съемка удалась- усталые но довольные ребята возвращались домой!